Трудовой спор с бывшим директором навредил деятельности работодателя

388
Адвокат Ксения Печеник в интервью журналу «Трудовые споры» рассказала о конфликте между работником и работодателем, из-за чего пострадала деятельность работодателя.

Одно из юридических лиц в республике Крым занималось вопросами энергетики. Между компанией и правительством Крыма было заключено несколько важных соглашений. У компании возник трудовой спор с бывшим директором. Адвокат Ксения Печеник представляла в споре в интересы компании.

Читайте интервью с Ксенией Печеник: «Сегодня я сталкиваюсь с уголовным правом чаще, чем когда бы то ни было»

Генеральный директор работала без трудового договора

Когда генеральный директор компании приступала к своим обязанностям, она начала работать без письменного трудового договора. Около 4 месяцев она выполняла свои должностные обязанности, при этом не начисляла себе заработную плату и не сдавала отчетность, занимаясь исключительно бизнес-проектами. Спустя этот срок учредители компании решили сменить генерального директора. Это было сделано одним днем, ее уведомили, пригласили на собрание, к нотариусу. Генеральный директор не посетила собрание, а когда получила протокол решения собрания, была удивлена таким расставанием и рассчитывала на очень крупную сумму вознаграждения.

О спорах с директором:

Учредители не планировали отказываться от исполнения бизнес-договоренностей, но оформили их особым образом. В день, когда с гендиректором расторгли трудовой договор, с ней заключили гражданско-правовой договор с компенсацией на 46 млн р. Тогда же подписали акт и обязательства. При этом обязательства выглядели как фактические действия директора в рамках трудовых обязанностей, которые она выполняла последние 4 месяца (заключение инвестиционных контрактов в регионе). Но это не было оформлением дополнительного соглашения к трудовому договору, это был гражданско-правовой договор с условием о компенсации.

Почему было сделано именно так, вопрос открытый. «Один из возможных подтекстов — то, что новый гендиректор не очень-то обладал пониманием, является ли он легитимным для подписания данного договора. Более того, с точки зрения корпоративного законодательства, данная сумма значительно превышала балансовые активы, и никакого одобрения этой сделки не было. То есть, подписывая этот гражданско-правовой договор, новый гендиректор подразумевал, что он никакой ответственности не понесет, и в случае отсутствия денежных средств компания не будет его исполнять», — считает Ксения.

Иск о восстановлении на работе трансформировался в иск о взыскании заработной платы

Бывший гендиректор обратилась в суд с иском о восстановлении ее на работе и, исходя из этого гражданско-правового договора, посчитала, что 46 млн р. — это сумма трех средних заработков, положенных при досрочном прекращении отношений с директором. Обратившись в суд, она просила взять эту выплату как основу для определения ее среднего заработка в 15 млн в месяц. По ее мнению, работодатель исходил из ее среднего заработка, и этот гражданско-правовой договор является тем самым соглашением о выплате ей трех окладов в случае досрочного прекращения трудовых отношений.

«С точки зрения оформления документов, позиция у работодателя была очень слабая. Единственным человеком, у которого могли бы находиться документы по трудовым отношениям, была сама гендиректор. Новому директору она дела не передавала. Соответственно, ни предоставить приказ о приеме на работу, ни доказать факт выдачи ей трудовой книжки у работодателя не было никакой возможности.

Позиция работодателя свелась к тому, что мы просили с учетом фактического допуска к работе (который мы не отрицали) применить к ее трудовым отношениям среднестатистическую заработную плату генерального директора по региону и готовы были выплатить те самые три заработка при увольнении, поскольку этого тоже не было произведено. В итоге процесс удалось выиграть», — рассказывает Ксения.

Истица неоднократно уточняла исковые требования. Это привело к тому, что изменились и предмет, и основание иска, исчезли первоначальные требования, заявленные в срок, а в деле появились новые требования. Но они оказались за пределами 3-месячного срока обращения, и на основании этого Ксении Печеник удалось получить решение суда в пользу компании.

Изначально бывший гендиректор требовала признать незаконным протокол решения собрания и свое увольнение, требовала восстановления на работе и оплаты вынужденного прогула, компенсации морального вреда. Однако на дату вынесения решения судом требования были такими: «Взыскать невыплаченную заработную плату и компенсацию при досрочном расторжении трудового договора». Это спасло ситуацию для работодателя, суд принял заявление о пропуске истцом процессуального срока для обращения по этим требованиям.

При этом суд прокомментировал, что в случае удовлетворения требований истицы суд исходил бы из среднестатистического заработка директора в регионе, поскольку не видит признаков трудовых отношений в гражданско-правовом договоре, который с бывшим директором заключили учредители. В решении суд указал, что истец имеет право отдельно обратиться за взысканием средств по этому договору.

Иск о взыскании средств по гражданско-правовому договору привел к блокировке счетов работодателя

Истица подала апелляционную жалобу на решение суда, а также заявила новый иск — о взыскании средств по гражданско-правовому договору. Компания подала встречный иск о признании сделки недействительной на том основании, что данная сделка не была одобрена, договор был заключен вместе с актом одним днем, и никаких полезных функций, указанных в договоре, истицей исполнено не было.

Однако оказалось, что новый гендиректор вступил в сговор с истицей и в обход интересов учредителей отозвал доверенность Ксении на представление интересов компании в суде. Доверенность якобы была отозвана до времени подачи встречного иска, более того, у представителя истицы даже обнаружилась квитанция об отправке уведомления об отзыве доверенности.

Также истица предъявила суду видео подписания гражданско-правового договора, при этом данной записи в первом споре не появлялось. По поведению истицы и нового директора было видно, что они в приятельских отношениях. Ксения непосредственно в судебном заседании заявила о преступном сговоре, суд отложил судебное разбирательство для дополнительных пояснений со стороны ответчика-работодателя.

Ксении удалось подтвердить полномочия на представление интересов стороны работодателя, компания выиграла и второй процесс. Однако разбирательство негативно отразилось на деятельности работодателя.

«Ведь в чем был смысл первого процесса для генерального директора? Изначально заявили требования на 46 млн р., и из-за этого Симферопольский суд наложил арест на все счета компании. Эта сумма была арестована, хотя ее как таковой не было. А инвесторы в этот момент как раз должны были перечислять денежные средства для исполнения обязательств по контрактам. Из-за этого судебного процесса деятельность компании прекратилась. Они не могли выполнять обязательства, судебные разбирательства затянулись ровно на один год в рамках этих двух процессов, и сроки по инвест-контрактам были сорваны. Ни генеральный директор, ни инвесторы не получили денег. Трудовой спор привел к блокировке реально очень успешного проекта», — поясняет Ксения. — «У экс-гендиректора было понимание, что она уже проделала большую работу. Поскольку она понимала процедуру, то хотела параллельно организовать аналогичную деятельность в том же регионе. Из-за того, что инвест-контракты были согласованы именно с этим юрлицом, ее задача была в конечном итоге — обанкротить эту компанию, если она не получит ничего, чтобы занять эту нишу и исполнить обязательства».

Причина конфликта между работником и работодателем

По мнению Ксении, неверно вели себя обе стороны конфликта. Работодатель мог договориться с работником, чтобы и бывший генеральный директор получила достойные компенсации, и были бы реализованы необходимые работодателю проекты. Но неправильное управленческое решение навредило компании.

«Работодателю важно понимать: работник не судится с компанией, он идет в суд, чтобы наказать своего обидчика. И из-за того, что один несговорчивый руководитель не смог найти с ним общий язык либо пошел на какой-то принцип, страдает юридическое лицо. Весь минус в том, что работник начинает судиться с компанией, в то время как претензии у него к конкретному человеку. В описанном мной кейсе выяснение отношений производилось на уровне директора и одного конкретного учредителя», — резюмирует Ксения.

Читайте на тему

Скоро в журнале «Трудовые споры»
    Узнать больше


    Ваша персональная подборка

      Подписка на статьи

      Чтобы не пропустить ни одной важной или интересной статьи, подпишитесь на рассылку. Это бесплатно.

      Рекомендации по теме

      Самое выгодное предложение

      Самое выгодное предложение

      Воспользуйтесь самым выгодным предложением на подписку и станьте читателем уже сейчас

      Живое общение с редакцией




      © Актион кадры и право, Медиагруппа Актион, 2008–2017

      Журнал «Трудовые споры» –
      практика разрешения трудовых конфликтов
      Использование материалов сайта возможно только с письменного разрешения редакции журнала «Трудовые споры»

      Зарегистрировано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор) Свидетельство о регистрации  ПИ № ФС77-62250 от 03.07.2015

      Политика обработки персональных данных

      
      • Мы в соцсетях

      Входите! Открыто!
      Все материалы сайта доступны зарегистрированным пользователям. Регистрация займет 1 минуту.

      У меня есть пароль
      напомнить
      Пароль отправлен на почту
      Ввести
      Я тут впервые
      И получить доступ на сайт!
      Введите эл. почту или логин
      Неверный логин или пароль
      Неверный пароль
      Введите пароль