«Золотой парашют». Как оспорить выплаты директору при увольнении

341
Новый собственник компании может назначить на руководящие должности людей из своей команды, но при условии выплаты прежнему руководству денежной компенсации, размер которой определяется трудовым договором.

События последних лет показали, что такая компенсация может достигать порой астрономических размеров. Отсутствие верхнего предела в установлении так называемого «золотого парашюта» фактически позволило недобросовестным менеджерам под видом компенсации за увольнение выводить из компании денежные средства иногда равные стоимости самой компании. Подобные действия породили целую категорию дел по оспариванию таких условий в трудовых договорах с топ-менеджерами. Президиум Высшего арбитражного суда РФ своим постановлением от 04.09.2012 поставил точку в деле № А73-8147/2009, признав недействительным условие контракта с генеральным директором акционерного общества о компенсации за досрочное увольнение в размере 60 млн руб. При том, что ранее в отношении этой же самой компенсации Верховный суд РФ в своем определении от 26.05.2010 по делу № 58-ф10-92 подтвердил законность ее взыскания. Дело № А73-8147/2009 примечательно тем, что Высший арбитражный суд РФ разрешил ссылаться на него для пересмотра споров со схожими обстоятельствами. Тем не менее это не означает, что компания может прописать в договоре компенсацию за увольнение, а потом отказаться ее выплачивать. Для этого необходимы веские аргументы, например, неосведомленность акционеров о наличии подобного условия в договоре или несоблюдение требований корпоративного законодательства при ее установлении. 

Установление компенсации за расторжение договора может быть признано сделкой с заинтересованностью

Отношения между акционерами компании и ее руководителем (единоличным исполнительным органом) регулируются Трудовым кодексом РФ и Федеральным законом от 26.12.1995 № 208-ФЗ «Об акционерных обществах» (далее – Закон об АО). В момент принятия этих актов (в 2001 и 1995 годах соответственно) разработчики, вероятно, даже не подозревали о том, какие могут возникнуть спорные ситуации, связанные с выплатой выходных пособий и компенсаций топ-менеджерам, в том числе, генеральному директору компании. Результатом отсутствия должного регулирования подобных отношений стали громкие конфликты, сопровождавшие увольнения топ-менеджеров крупнейших российских компаний, например:

Однако еще до возникновения споров о выплате так называемых «золотых парашютов» топ-менеджерам при увольнении и их широкого обсуждения в средствах массовой информации, научное сообщество уже обращало внимание на несогласованность трудового и корпоративного законодательства в этой части.

Так, п. 3 ст. 69 Закона об АО и п. 1 ст. 40 Федерального закона от 08.02.1998 № 14-ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью (далее – Закон об ООО), как в предыдущих редакциях, так и в актуальной редакции, указывают, что документом, регулирующим права и обязанности единоличного исполнительного органа, является договор, не уточняя правовой природы указанного договора. Также не указывается полномочный орган хозяйственного общества, который должен разработать условия этого договора; кто может заключить договор, определить его существенные условия. Есть лишь упоминание о том, кто от общества уполномочен подписать такой договор.

В то же время правовая природа договора с генеральным директором находится на стыке регулирования трудового и корпоративного права. Согласно п. 3 ст. 69 Закона об АО на отношения между обществом и единоличным исполнительным органом общества (директором, генеральным директором) и (или) членами коллегиального исполнительного органа общества (правления, дирекции) действие законодательства РФ о труде распространяется в части, не противоречащей положениям Закона об АО. К таким положениям, в частности, относятся главы X («Крупные сделки») и XI(«Заинтересованность в совершении обществом сделки»). Зачастую «золотой парашют» подпадает одновременно и под порядок совершения крупной сделки (компенсации устанавливаются значительные), и под порядок совершения сделки с заинтересованностью (одной из сторон договора выступает единоличный исполнительный орган).

Более того, отметим, что «парашюты» и с другими работниками также при определенных обстоятельствах могут подпадать под порядок совершения как крупной сделки, так и сделки с заинтересованностью. Например, если в организации «парашюты» одновременно установлены генеральному директору, его заместителям и ряду других сотрудников, то все указанные договоры можно квалифицировать как взаимосвязанные.

Так, Президиум Высшего арбитражного суда РФ в своем постановлении от 12.04.2011 по делу № А73-225/2009 квалифицировал как взаимосвязанные ряд сделок, заключенных менеджментом компании в свои интересах, и признал все сделки недействительными на основании несоблюдения порядка совершения сделок с заинтересованностью. При этом стоит отметить, что из всех оспариваемых сделок формально под признаки заинтересованности подпадали только договоры с генеральным директором и председателем совета директоров.

Нормы глав X и XI Закона об АО устанавливают особенности совершения акционерным обществом именно сделок и не регулируют при этом отношения, возникающие на основе иных юридических фактов. При этом само содержание понятия «сделка» в указанных главах законодательно не определено. Тем не менее можно сделать вывод, что нормы Закона об АО регулируют гражданские правоотношения, являясь составной частью гражданского законодательства, на что указывают и положения ст. 1 Закона об АО. Следовательно, используемые в нем понятия и термины по своему содержанию соответствуют понятиям и терминам, закрепленным в иных актах гражданского законодательства, если в самом законе не предусмотрено иное (ст.ст. 2, 3 ГК РФ).

Отметим, что согласно ст. 153 ГК РФ сделками признаются действия граждан и юридических лиц, направленные на установление, изменение или прекращение гражданских прав и обязанностей, то есть прав и обязанностей, регулируемых нормами гражданского законодательства. Как было отмечено выше, отношения между руководителем компании и акционерами регулируются не только нормами корпоративного права, но также и трудового. В связи с этим возникает вопрос, можно ли, с точки зрения трудовых отношений, считать сделкой заключение трудового договора или дополнительного соглашения к нему и требовать в судебном порядке признания этой сделки недействительной в связи с нарушением закона при ее заключении? Как указал Верховный суд РФ в определении от 14.11.2008 № 5-В08-84, регулирование трудовых отношений с помощью прямого или по аналогии закона применения норм гражданского законодательства противоречит ст. 5 ТК РФ и не предусмотрено ст. 2 ГК РФ. При этом в силу специфики предмета и метода регулирования трудовых отношений, а также с учетом невозможности возвращения сторон в первоначальное положение после исполнения условий трудового договора полностью или частично, в трудовом законодательстве отсутствуют нормы о недействительности трудового договора. По этой же причине к трудовому договору не может быть применена норма ст. 168 ГК РФ о недействительности сделки, не соответствующей закону или иным правовым актам.

Таким образом, если исходить из правовой позиции Верховного суда РФ, то часть договора с генеральным директором в виде установления «золотого парашюта», а тем более «парашютов» другим работникам, не могут быть квалифицированы как сделки, поскольку не являются действием, направленным на установление, изменение или прекращение гражданских прав и обязанностей, и относятся к сфере регулирования трудовым, а не гражданским законодательством. В связи с этим правовой режим совершения сделок, установленный главами X и XI Закона об АО, фактически также не может применяться в отношении установленных «парашютов».

Тем не менее для акционеров компании не имеет значения форма договора – будь то трудовой или гражданско-правовой договор. С позиции владельцев компаний, коими являются акционеры, любой документ, который влечет уменьшение активов юридического лица, независимо от его формального обозначения, должен быть одобрен собранием акционеров или советом директоров, если таковой создавался. Иной подход мог бы привести к неоправданному нарушению баланса интересов между менеджментом и акционерами.

Спор о денежной компенсации руководителю может возникнуть из-за неосведомленности акционеров о наличии такого условия в договоре

Пункт 2 ст. 278 Трудового кодекса РФ закрепляет безусловное право уполномоченного органа юридического лица прекратить трудовой договор с руководителем организации. При этом для увольнения не требуется никаких нарушений или виновных действий со стороны руководителя, достаточно только воли уполномоченного на то органа – собрания акционеров, совета директоров. Эту норму Конституционный суд РФ признал соответствующей Конституции РФ, указав, что правовой статус руководителя организации (права, обязанности, ответственность) значительно отличается от статуса иных работников, что обусловлено спецификой его трудовой деятельности, местом и ролью в механизме управления организацией (постановление от 15.03.2005 № 3-П).

Фактически генеральный директор в организации является отчасти самым бесправным работником, так как в отличие от других работников его можно уволить совершенно безмотивно. Чтобы установить баланс интересов между руководителем организации как работником и организацией как работодателем, законодатель установил дополнительную компенсацию при увольнении в случае прекращения трудового договора по решению уполномоченного органа юридического лица. В случае прекращения трудового договора с руководителем организации в соответствии с п. 2 ст. 278 ТК РФ при отсутствии виновных действий (бездействия) руководителя ему выплачивается компенсация в размере, определяемом трудовым договором, но не ниже трехкратного среднего месячного заработка (ст. 279 ТК РФ).

Следует отметить крайнюю неудачность сформулированной в ст. 279 ТК РФ нормы: в ней установлен лишь нижний предел компенсации без конкретизации верхнего предела, а также не предусмотрен механизм расчета компенсации. Более того, содержится императивное правило, согласно которому трудовым договором можно предусмотреть только размер компенсации, механизм же расчета, следовательно, установить нельзя. При этом не платить компенсацию можно лишь в случае, если со стороны генерального директора допущены виновные действия (бездействие).

В результате неудачных формулировок в законе, на практике возникают парадоксальные случаи, когда недобросовестные топ-менеджеры компании (например, председатель совета директоров, генеральный директор, заместители генерального директора) в обход акционеров заключают друг с другом договоры с условиями о «золотых парашютах». Отметим, что поскольку в последующем возникают судебные споры по таким компенсациям, то это означает, что уполномоченный орган юридического лица не был изначально согласен с такими условиями либо информация о них была скрыта. Действительно, пойдет ли акционер, участвовавший в избрании генерального директора и утверждении условий договора с ним, в суд с иском об оспаривании такого договора? Разумеется, нет. Акционеры пойдут в суд только тогда, когда им причиняется ущерб действиями менеджмента.

При обращении в суд возникает вопрос о подведомственности споров о «золотых парашютах»

В споре о денежной компенсации руководителю компании возникает коллизия специальных норм трудового и корпоративного права, поскольку, с одной стороны, подобное условие в договоре является сделкой с заинтересованностью, а с другой, – ее нельзя признать недействительной, так как трудовое законодательство не предусматривает такой возможности. Согласно теории права коллизия может быть разрешена тремя способами:

  • изменением законодательства;
  • переговорами сторон;
  • судебным разбирательством.

Однако при судебном разбирательстве выявляется, что коллизия норм материального права становится причиной коллизии процессуальных норм. Так, при обращении в суд возникает вопрос о подведомственности таких споров.

Президиум Высшего арбитражного суда РФ в постановлении от 27.04.2010 по делу № А73-8147/2009 установил, что споры о признании компенсаций генеральному директору за досрочное увольнение являются по своей сути корпоративными спорами и подведомственны арбитражным судам. В последующем, эта идея отчасти нашла свое отражение в изменениях, внесенных в Арбитражный процессуальный кодекс РФ. Согласно ст. 225.1 АПК РФ арбитражные суды рассматривают дела по корпоративным спорам, в том числе, связанным с назначением или избранием, прекращением, приостановлением полномочий и ответственностью лиц, входящих или входивших в состав органов управления и органов контроля юридического лица, а также спорам возникающим из гражданских правоотношений, между указанными лицами и юридическим лицом в связи с осуществлением, прекращением, приостановлением полномочий указанных лиц.

Однако даже принятые изменения в АПК РФ не сняли проблему подведомственности, так как открытым остается вопрос – выплата «золотого парашюта» является гражданским или трудовым правоотношением? Суды общей юрисдикции продолжают принимать к производству и рассматривать встречные иски о признании условия о «золотом парашюте» недействительным. Среди подобных судебных актов можно выделить кассационные определения Санкт-Петербургского городского суда от 22.09.2010 по делу № 33-13151/2010 и от 20.10.2010 по делу № 2-55/10.

В случае наличия оснований для оспаривания «золотого парашюта» можно рекомендовать компании или акционерам сразу обращаться в арбитражный суд, так как после решения суда общей юрисдикции об отказе в удовлетворении встречного иска, арбитражный суд будет обязан прекратить производство по делу на основании п. 2 ч. 1 ст. 150 АПК РФ в связи с наличием вступившего в законную силу судебного акта суда общей юрисдикции, принятого по спору между теми же лицами, о том же предмете и по тем же основаниям.

Отметим, что все вышесказанное, а также ст. 279 ТК РФ относятся лишь к единоличному исполнительному органу компании (в терминологии Трудового кодекса РФ – к руководителю организации) и не распространяется на топ-менеджеров компании и, тем более, на иных работников.

Нужно ограничить применение норм ТК РФ при выплате «парашютов»

«Золотой парашют». Как оспорить выплаты директору при увольнении

Роман Николаевич Черленяк,
юрист Юридической фирмы «ЮСТ»

Взаимоотношения единоличного исполнительного органа и хозяйственного общества выходят за рамки трудовых отношений и по своей природе являются, скорее, корпоративными. Учитывая, что процедура назначения, компетенция и порядок прекращения полномочий генерального директора регулируется не трудовым законодательством, а специальными нормами законодательства о юридических лицах, цель распространения норм ТК РФ на лицо, исполняющее функции единоличного исполнительного органа, вызывает вопросы.
В этой связи необходимо исключить руководителей из числа субъектов трудового права и полностью подчинить правовое регулирование их статуса нормам гражданского законодательства. Это позволит применять к условиям договора с руководителем общие положения ГК РФ о недействительности сделок и разрешит неопределенность в подсудности арбитражным судам споров о выплате «золотых парашютов».

Новый акционер может предъявить иск, даже если он не владел акциями на момент установления «парашюта»

В отношении «золотых парашютов» на сегодняшний день сложилась крайне противоречивая практика арбитражных судов и судов общей юрисдикции. В этой связи представляется целесообразным классифицировать встречающиеся в практике случаи установления «парашютов» и выделить наиболее эффективные действия сторон по взысканию компенсации (с позиции менеджмента) либо по оспариванию и признанию такого условия недействительным (с позиции акционеров).

Для того чтобы определить правовую квалификацию договора с генеральным директором в части установления компенсации за его досрочное расторжение, необходимо исследовать предпосылки установления «золотого парашюта». Официально целью установления «золотого парашюта» является:

  • поощрение генерального директора за длительную работу;
  • компенсация за безмотивное увольнение, возможность которого предусмотрена п. 2ст. 278 ТК РФ.

Неофициально же установление «парашюта» может также преследовать следующие цели:

  • защита компании от недружественного поглощения (зачастую генеральный директор является одним из акционеров);
  • желание наемного менеджера обогатиться за счет компании, злоупотребив своим должностным положением.

Отметим, что «парашют» сам по себе не содержит мотивации топ-менеджера к успешной работе, так как выплачивается в случае увольнения. Следовательно, как мера поощрения (дополнительная гарантия наиболее ценным сотрудникам) представляется едва ли оправданной. Эффект мотивации может быть достигнут только, если договор срочный и размер компенсации установлен с привязкой к экономическим показателям деятельности общества (достижения планового объема прибыли, EBITDA, рентабельность производства и т. п.).

Цели компенсации за досрочное увольнение без имеющихся на то фактических оснований (право работодателя по отношению к руководителю организации) «золотой парашют» будет служить только при соразмерном установлении подлежащих выплате денежных сумм. Критерии соразмерности обозначил Конституционный суд РФ в своемпостановлении № 3-П от 15.03.2005, указав, что законодатель не устанавливает конкретный размер компенсации и не ограничивает ее каким-либо пределом – размер компенсации определяется трудовым договором, то есть по соглашению сторон. Исходя из целевого назначения этой выплаты – в максимальной степени компенсировать увольняемому лицу неблагоприятные последствия, вызванные потерей работы, – размер компенсации может определяться с учетом времени, остающегося до истечения срока действия трудового договора, тех сумм (оплаты труда), которые увольняемый мог бы получить, продолжая работать в должности руководителя организации, дополнительных расходов, которые он, возможно, вынужден будет понести в результате досрочного прекращения договора.

Отметим, что в деле № А73-8147/2009 компенсация предусматривалась в размере 60 млн руб., что в 15 раз больше той суммы, которую генеральный директор получил бы, продолжая работать до истечения срока, на который он был избран.

В качестве защиты от недружественного поглощения мера является довольно эффективной, так как снижает привлекательность компании-цели, равно как и любая подобная «внутригрупповая» кредиторская задолженность. Однако в качестве такой меры «золотой парашют» зачастую устанавливается в явно несоразмерных суммах, дополнительное соглашение к трудовому договору подписывается непосредственно перед сделкой поглощения либо вообще «задним числом». При таких обстоятельствах «золотой парашют» может быть вполне успешно оспорен в суде.

При этом истцом может выступить даже новый акционер, который не владел акциями на момент заключения соглашения. Так, ФАС Московского округа в постановлении от 02.08.2012 по делу № А40-12636/44-22-386 признал несостоятельными доводы ответчика о том, что истец был не вправе предъявить иск, поскольку на момент заключения трудового договора с генеральным директором тот не был акционером общества. Судебная коллегия указала, что в данном случае между обществом и генеральным директором наличествуют длительные правоотношения, связанные с возможной выплатой компенсации при его увольнении. При этом данная выплата, учитывая ее возможный размер, затронет в полном объеме законные права и интересы истца, который уже на период такой выплаты является акционером названного общества.

Большая же часть всего массива споров о выплате «золотых парашютов» содержит комбинацию трех рассмотренных выше случаев либо заключается в четвертом – злоупотреблении полномочиями наемным менеджментом компании. Можно предположить, что в ближайшее время количество подобных споров, вероятней всего, будет только увеличиваться. И даже постановлениями Президиума Высшего арбитражного суда РФ от 27.04.2010 и от 04.09.2012 по одному и тому же делу № А73-8147/2009 не поставлена точка в этом вопросе, поэтому, очевидно, что в ближайшее время мы будем наблюдать усиление конфронтации между судами общей юрисдикции и арбитражными судами по вопросам взыскания «парашютов», признания их недействительными. Решением сложившейся ситуации может стать либо новое постановление Конституционного суда РФ в развитие идей, заложенных впостановлении от 15.03.2005 № 3-П, либо изменение законодательства.

Формирование четких критериев, которые помогли бы установить порядок назначения и выплаты «золотых парашютов», позволит сократить количество подобных дел в судах. При этом прозрачность регулирования отношений с топ-менеджментом и другими работниками в целом будет способствовать благоприятному инвестиционному климату в стране.

Наличие вины директора в причинении ущерба компании позволит не выплачивать «парашют»

 

При споре с генеральным директором (руководителем) компании есть еще один аргумент, который может позволить акционерам выиграть спор. Статья 279 Трудового кодекса РФ в качестве обязательного условия выплаты компенсаций при увольнении называет отсутствие виновных действий (бездействия). В связи с этим весьма интересен корпоративный конфликт, возникший между Банком Москвы и его бывшим президентом Бородиным. Банку удалось доказать в суде наличие виновных действий со стороны бывшего руководителя, и в выплате ему было отказано. Как усматривается из определения Московского городского суда от 01.02.2012 по делу № 33-2827, представленные ответчиком доказательства свидетельствуют о том, что со стороны истца имели место виновные действия, поскольку истец являлся президентом банка и осуществлял текущее руководство деятельностью Банка в соответствии со ст. 103 ГК РФ, ст. 69 Закона об АО, ст. 23 Устава ОАО «Банк Москвы». В его компетенцию входили вопросы по распоряжению имуществом и денежными средствами, совершению банковских операций и иных сделок, заключению и подписанию договоров, контрактов, соглашений, отчетов, платежных, расчетных и иных документов, представлению на рассмотрение совета директоров годового отчета Банка, бухгалтерского баланса, счетов прибылей и убытков, применению мер поощрения и наложения взыскания на сотрудников и др. Однако финансовым результатом деятельности Банка по итогам 2010 года, подтвержденным аудитором – компанией БДО «Юникон», стал убыток в размере 50 миллиардов рублей. Таким образом, в результате неправильной оценки кредитных рисков, нарушений норм действующего законодательства, ответственность за допущение которых несет руководитель организации, Банком Москвы в 2010 году не была достигнута основная цель деятельности любой коммерческой организации – извлечение прибыли (п. 4.2 Устава). Финансовое состояние Банка Москвы оказалось настолько нестабильным, что Банк был вынужден обратиться в Центральный Банк России и Агентство по страхованию вкладов за мерами государственной поддержки. Исходя из решения суда в отношении Банка Москвы, можно сделать вывод, что такое основание для отказа в выплате компенсации, как виновные действия (бездействие) руководителя организации, не всегда означает наличие состава дисциплинарного проступка, административного правонарушения либо уголовного преступления и, тем более, привлечение к ответственности за их совершение. Достаточно лишь на основе совокупности доказательств установить, что руководитель не справлялся с поставленными перед ним задачами. Например, с задачей по получению прибыли.

 Автор:Сергей Мартыненко,руководитель управления по договорной и претензионно-исковой работе RFP Group

Источник: журнал "Трудовые споры", № 1, 2013



Подписка на статьи

Чтобы не пропустить ни одной важной или интересной статьи, подпишитесь на рассылку. Это бесплатно.

Самое выгодное предложение

Самое выгодное предложение

Воспользуйтесь самым выгодным предложением на подписку и станьте читателем уже сейчас

Живое общение с редакцией


Опрос

Когда ваша компания составляет график отпусков?

  • за 2 недели до окончания года 33.33%
  • постфактум, когда работники реально идут в отпуск 16.67%
  • когда дойдут руки 11.11%
  • графика нет, проверок не боимся 0%
  • мы молодцы — уже составили! 38.89%
результаты

Рассылка



© Актион кадры и право, Медиагруппа Актион, 2008–2016

Журнал «Трудовые споры» –
практика разрешения трудовых конфликтов
Использование материалов сайта возможно только с письменного разрешения редакции журнала «Трудовые споры»


  • Мы в соцсетях

Входите! Открыто!
Все материалы сайта доступны зарегистрированным пользователям. Регистрация займет 1 минуту.

У меня есть пароль
напомнить
Пароль отправлен на почту
Ввести
Я тут впервые
И получить доступ на сайт
Займет минуту!
Введите эл. почту или логин
Неверный логин или пароль
Неверный пароль
Введите пароль