Спор об увольнении молодой матери

526
Организация уволила работницу по причине сокращения ее должности. Однако оказалось, что у работницы есть ребёнок в возрасте до трех лет. Работница обратилась в суд с требованием о восстановлении в компании.

Адвокат работницы Бэла Даутокова поделилась с «ТС» мнением об этом процессе.

См. также Когда работница является одинокой матерью

Один из самых сложных элементов процедуры увольнения по сокращению штата — выявление запретов на расставание с кандидатом на сокращение. Очень часто работодатели оправдывают свои ошибки умыслом самого работника, который нарочно скрыл важные обстоятельства (например, что он одинокий родитель или имеет малолетних детей). При этом забывают о том, что доказать законность процедуры увольнения должен именно работодатель. И, к сожалению, бывают случаи, когда нарушение этого очевидного правила не видят суды различных уровней, так что в итоге исправлять допущенные ошибки приходится уже Верховному суду РФ. Типичным примером этого является история, которая произошла в г. Нальчике с Мадиной Дудуевой. Дудуева проработала в органах прокуратуры 26 лет, а после выхода на пенсию с должности старшего помощника прокурора г. Нальчика устроилась в местную администрацию на должность заместителя руководителя департамента образования. Но буквально через год глава администрации решил сократить несколько должностей. Под сокращение попала и должность Дудуевой. Когда ей вручили уведомление о предстоящем сокращении, она напомнила начальнику отдела кадров, что у нее на иждивении находится дочь, которой к тому моменту исполнилось всего 7 месяцев. В силу закона сокращать женщин, имеющих детей в возрасте до 3 лет, запрещено (ч. 4 ст. 261 ТК РФ). Несмотря на это, работодатель все равно уволил ее. «Для Мадины увольнение стало большим потрясением, ведь она никак не ожидала такого исхода. Все ее коллеги, в том числе, руководство, знали, что у нее родилась дочь. Получив уведомление о сокращении, она подумала, что это чистая формальность, и увольнять ее никто не собирается. Но поскольку руководство на ее вопрос ответило, что препятствий для расторжения трудового договора не было, и восстанавливать ее никто не собирается, Дудуева решила оспорить увольнение в судебном порядке», — рассказывает об обстоятельствах дела адвокат Бэла Даутокова, которая представляла интересы Мадины в суде.

Нельзя сокращать матерей, у которых есть дети в возрасте до 3 лет

Бэла Даутокова пояснила суду, что работодатель не имел права уволить Дудуеву, поскольку у нее на иждивении находилась дочь, не достигшая на момент увольнения возраста 3 лет. Работодатель достоверно знал о наличии у нее ребенка. Так, руководитель администрации предоставил ей отпуск по беременности и родам, а затем продлил его на 2 недели на основании листка нетрудоспособности. После того как Мадина вышла на работу, бухгалтерия выплатила ей единовременное пособие при рождении ребенка. Также незадолго до увольнения работница брала больничный по уходу за ребенком. Все документы, подтверждающие рождение дочери, находились в материалах ее личного дела. Возможно, при увольнении произошла какая-тоошибка или недопонимание. В подтверждение наличия дочери у ее доверительницы адвокат представила суду заверенную нотариусом копию свидетельства о рождении.

Затем адвокат обратила внимание суда, что гарантия от увольнения в связи с сокращением, установленная ч. 4 ст. 261 ТК РФ, распространяется и на муниципальных служащих без каких-либоограничений. Данная правовая позиция закреплена в абз. 3 п. 28 постановления Пленума Верховного суда РФ от 28.01.2014 № 1. С учетом этого юрист просила суд восстановить Дудуеву на работе.

Суд первой инстанции: работница намеренно скрыла рождение дочери

Хотя адвокат Мадины представила вполне убедительные аргументы незаконности увольнения, судья районного суда не стал глубоко вникать в обстоятельства дела и признал увольнение законным. К такому неожиданному выводу он пришел в связи со следующим. Как следовало из показаний представителя администрации, Дудуева не передавала в отдел кадров свидетельство о рождении дочери и не сообщила о ее рождении. Данный факт подтвердил и начальник отдела кадров, которую суд вызвал по ходатайству работодателя. «Свидетель дала суду ложные показания. Мадина передавала ей копию свидетельства о рождении. Но, к сожалению, доказать обратное было невозможно. В то же время свидетель подтвердила, что знала со слов Мадины о наличии у нее ребенка. Секретарь запротоколировал ее показания, но суд либо невнимательно их изучил, либо решил не придавать значение этому обстоятельству», — возмущается Бэла Даутокова.

На основании свидетельских показаний судья сделал вывод о том, что на момент увольнения работодатель не знал о наличии у работницы ребенка. Работница сразу после получения уведомления о сокращении должна была передать работодателю свидетельство о рождении. Поскольку она этого не сделала, значит, преднамеренно скрыла от работодателя наличие гарантий от увольнения. «К сожалению, суд не придал значения иным доказательствам, достоверно подтверждающим, что работодатель знал о рождении у работницы дочери», — поясняет адвокат.

Таким образом, суд пришел к выводу о злоупотреблении работницей своим правом и отказал ей в иске в полном объеме.

Работодатель был обязан удостовериться в отсутствии препятствий к увольнеиню

«Решение суда шокировало нас. Изначально я предполагала, что дело не будет сложным и районный суд восстановит мою доверительницу в должности, поскольку нарушения при увольнении были очевидными. Я посоветовалась с Мадиной, и мы решили подать апелляционную жалобу», — делится Бэла Даутокова.

Адвокат обратила внимание, что для вывода о злоупотреблении правом суд должен был установить факт сокрытия работницей наличия у нее дочери. При этом копии свидетельства о рождении ребенка работница неоднократно представляла в отдел кадров и в бухгалтерию. В том числе для выплаты единовременного пособия при рождении ребенка. Без свидетельства пособие бы ей просто не выплатили. Отсутствие же этого документа в личном деле работницы является халатностью должностных лиц работодателя. Поэтому ни о каком злоупотреблении не может быть и речи.

Кроме того, именно работодатель должен был выяснить наличие препятствий для увольнения работницы. Это следует из абз. 1 п. 23 постановления Пленума Верховного суда РФ от 17.03.2004 № 2. Потому как начальник отдела кадров знала о рождении работницей ребенка, что подтверждалось протоколом судебного заседания, она обязана была запросить у нее еще одну копию свидетельства о рождении, если в личном деле этот документ отсутствовал. Но она этого не сделала.

«Ни гражданская коллегия Верховного суда Кабардино-Балкарской Республики, ни впоследствии судья этого суда, разрешившая первую кассационную жалобу, не услышали наши доводы. Они сочли доказанным факт преднамеренного сокрытия от работодателя свидетельства о рождении дочери. К сожалению, суды снова не учли, что наличие у Дудуевой ребенка подтверждалось и иными доказательствами. В кассационной жалобе в Верховный суд РФ мы еще раз обратили внимание на этот момент и судьи наконец-то нас услышали», — комментирует адвокат.

ВС РФ: руководство знало о ребенке работницы

Коллегия разобралась в деле намного подробнее, чем нижестоящие суды, и тщательно исследовала все его аспекты. В итоге она согласилась, что факт наличия у работницы дочери подтверждался материалами дела и не требовал дополнительного доказывания.

Так, в деле находились заявление работницы о предоставлении ей отпуска по беременности и родам, копия листка нетрудоспособности в связи с болезнью дочери. Кроме того, работодатель выплатил работнице единовременное пособие в связи с рождением ребенка, что подтверждалось справкой о заработной плате, подписанной главным бухгалтером. Но суды не дали надлежащей правовой оценки этим доказательствам. Таким образом, коллегия установила, что работница не скрывала от работодателя рождение дочери, и признала вывод о злоупотреблении правом надуманным. Она отменила постановления нижестоящих судов и восстановила работницу в должности (определение ВС РФ от 30.03.2015№ 21-КГ14-14).

«Честно говоря, подавая кассационную жалобу, мы не надеялись на успех. Я знаю, что в Верховный суд поступает огромное количество жалоб, и только некоторые из них попадают на рассмотрение. К счастью, судья высшей судебной инстанции усмотрел нарушение прав Мадины и передал дело в коллегию. Новое руководство администрации, хоть и не сразу, но исполнило решение и восстановило ее в должности. А 11 июня мировым соглашением завершилось дело о взыскании с администрации заработной платы за время вынужденного прогула и компенсации морального вреда», — резюмирует адвокат.

Опубликовано в №7, 2015

Читайте также



Подписка на статьи

Чтобы не пропустить ни одной важной или интересной статьи, подпишитесь на рассылку. Это бесплатно.

Самое выгодное предложение

Самое выгодное предложение

Воспользуйтесь самым выгодным предложением на подписку и станьте читателем уже сейчас

Живое общение с редакцией


Опрос

Когда ваша компания составляет график отпусков?

  • за 2 недели до окончания года 33.33%
  • постфактум, когда работники реально идут в отпуск 16.67%
  • когда дойдут руки 11.11%
  • графика нет, проверок не боимся 0%
  • мы молодцы — уже составили! 38.89%
результаты

Рассылка



© Актион кадры и право, Медиагруппа Актион, 2008–2016

Журнал «Трудовые споры» –
практика разрешения трудовых конфликтов
Использование материалов сайта возможно только с письменного разрешения редакции журнала «Трудовые споры»


  • Мы в соцсетях

Входите! Открыто!
Все материалы сайта доступны зарегистрированным пользователям. Регистрация займет 1 минуту.

У меня есть пароль
напомнить
Пароль отправлен на почту
Ввести
Я тут впервые
И получить доступ на сайт
Займет минуту!
Введите эл. почту или логин
Неверный логин или пароль
Неверный пароль
Введите пароль