Компенсация семье погибшего в авиакатастрофе работника

219
Работодатель отказал семье погибшего в авиакатастрофе работника в компенсации, поскольку компенсация уже была выплачена авиаперевозчиком. Апелляция приняла сторону вдовы погибшего и пришла к выводу, что в данном случае работодатель тоже должен отвечать.

Гибель любого человека - это всегда трагедия. Но если речь идет о смерти на производстве или по пути на работу, то для работодателя это еще и обязанность выплатить родственникам компенсацию за потерю кормильца. Вопросы конкретных размеров выплат семьям погибших всегда очень непростые, особенно, когда напрямую вины работодателя в этом нет. История, о которой пойдет речь, как раз иллюстрирует такую проблему. Трагический случай произошел еще в 1996 году, но судебные разбирательства тянутся до сих пор. Все началось с того, что угледобывающая компания «Арктикуголь» организовала очередной чартерный рейс для своих сотрудников на архипелаг Шпицберген, где находятся рудники, которые разрабатывает организация. Шпицберген — это территория Норвегии, но согласно его особому статусу Россия имеет право осваивать там угольные месторождения. 29 августа 1996 года электрослесарь транспортного участка Олег Коновалов вместе со своими коллегами летел на Шпицберген, чтобы приступить к вахте. На борту находилось 130 пассажиров — работники компании и члены их семей. В Норвежском городе-Лонгйира самолет ожидали еще 120 работников для обратного рейса. Борт вылетел из аэропорта Внуково и направился в сторону аэропорта Свальбард. В условиях гористой местности и плохой погоды между пилотами и диспетчером аэропорта возникло недопонимание по поводу использования навигационных систем. В итоге при заходе на посадку произошла трагедия: самолет врезался в гору, а все пассажиры и экипаж погибли. Катастрофа стала самой масштабной за всю историю Норвегии. Пока российские и норвежские специалисты разбирались в причинах случившегося, родственники погибших, в том числе и жена Олега Коновалова Ирина, обратились в авиакомпанию с требованием выплатить компенсацию за смерть близких людей. Компенсацию она получила, но затем решила обратиться с такими же требованиями к работодателю. Нужно сказать, что вопрос с получением данных выплат был очень непростой, и последующие судебные разбирательства не сразу дали однозначный ответ, как быть в этой ситуации.

Юрист Дмитрий Саломатов, к которому Ирина обратилась за помощью, рассказывает, что часто судьи не видели причинно-следственной связи между авиакатастрофой и выполнением работниками своих обязанностей, а некоторые из них не находили снований для компенсации, поскольку самолет не принадлежал работодателю. При этом многие суды не признавали работодателя ответственным за инцидент и считали, что в вопросе компенсации родственники погибших должны довольствоваться выплатами от авиакомпании. Ситуация изменилась в 2011 году, когда президиум Московского городского суда (постановление от 02.09.2011 по делу № 44г-149/11) пришел к однозначному выводу о том, что в силу действующих на момент крушения Правил об условиях труда советских работников за границей работодатель обязан отвечать перед родственниками погибших сотрудников. Таким образом, шансы на получение компенсации существенно возросли. В итоге Дмитрий Саломатов стал готовить документы для обращения в суд. «Со дня катастрофы и до подачи иска прошло 17 лет. Такой большой промежуток связан с несколькими причинами. Во-первых, сразу после катастрофы подавать иск было бессмысленно, поскольку отсутствовал акт расследования несчастного случая. Кроме того, на сбор и получение всех необходимых документов потребовался не один год. Поскольку Ирина одна воспитывала малолетнего ребенка, то у нее физически не хватало времени заниматься всеми этими юридическими вопросами. А так как иск был о возмещении вреда в связи с потерей кормильца, то сроки давности на него не распространяются. Поэтому, несмотря на то, что иск был подан только в 2013 году, дело все равно было рассмотрено по существу», — рассказывает юрист.

Истица: компенсация предусмотрена и законом, и соглашением

В суде истица пояснила, что от брака с погибшим Олегом Коноваловым у нее есть сын и что с 1995 года она не работала, а осуществляла уход за ребенком. На момент гибели отца мальчику было всего 6 лет, и она не имела другого выхода, кроме как заниматься воспитанием ребенка и уходом за ним, потому что больше делать это было некому. Из-за своих родительских обязанностей истица не могла устроиться на работу, в то же время семья лишилась единственного источника дохода, то есть тех денег, которые зарабатывал отец мальчика. Юрист уточнил, что право Ирины на компенсацию было подтверждено актом по форме Н-1. Именно в нем была установлена взаимосвязь гибели ее мужа с производственной деятельностью работодателя. По мнению Дмитрия Саломатова, в данном случае нужно было руководствоваться несколькими нормативными актами, а также отраслевым тарифным соглашением по угольной промышленности. В качестве таких актов были упомянуты Правила возмещения вреда, причиненного работникам увечьем или профзаболеванием (утв. постановлением Верховного Совета РФ от 24.12.1992 № 4112- 1), и Федеральный закон от 20.06.1996 № 81- ФЗ. Но действовали на этот счет и специальные правовые нормы, на которые юрист также обратил внимание суда.

Из искового заявления: «В связи с тем, что сотрудник был отправлен ответчиком к месту работы на архипелаг Шпицберген, на возникшие правоотношения распространяются положения „Правил об условиях труда советских работников за границей“ (утв. Постановлением Госкомтруда СССР от 25.12.1974 № 365), которые действовали на момент причинения вреда и утратили силу в связи с принятием нового Трудового кодекса».

Поскольку самостоятельно работодатель никакие выплаты не производил, то право супруги погибшего на компенсацию осталось нереализованным. Требования искового заявления сводились к получению единовременных пособий в размере средней годовой зарплаты погибшего работника за последние 3 года. Такая выплата была предусмотрена Законом № 81- ФЗ. Право на аналогичную компенсацию было закреплено и Правилами возмещения вреда. «В отличие от пособия, предусмотренного Законом № 81- ФЗ, данная компенсация выплачивается не из средств предприятия, а из страховых взносов, которые работодатель направляет на обязательное страхование от несчастных случаев на производстве. Поэтому с правовой точки зрения это две разные компенсации. В том же нормативном акте определено, что право на возмещение вреда имеют граждане, состоявшие на иждивении умершего», — поясняет Дмитрий Саломатов. Отраслевое тарифное соглашение также обязывало компанию компенсировать гибель своего сотрудника его родственникам и иждивенцам. В случае смерти работника — члена профсоюза вследствие трудового увечья предприятие должно было выплатить семье погибшего единовременное пособие в размере не менее его трехкратного среднемесячного заработка. «Таким образом, с учетом установленных районных коэффициентов, а также индексации на момент фактической выплаты общая сумма по всем трем выплатам должна была составить около 2 млн руб.», — обосновывает требования своей доверительницы Дмитрий Саломатов.

Работодатель: выплаты были сделаны ответственной стороной 

Представитель компании пояснил, что на основании международного законодательства о воздушных перевозках работодатель не должен нести ответственность за произошедшую авиакатастрофу. В качестве подтверждения он сослался на Варшавскую конвенцию от 12.10.1929, которую Россия ратифицировала в 1934 году. Поскольку работник погиб именно при международной перевозке, то, по его мнению, Правила возмещения работодателем вреда, которыми руководствовалась при подаче иска его супруга, в данном случае не применяются. «Несмотря на имевшееся к тому моменту постановление президиума Московского городского суда, работодатель все равно утверждал, что он не должен отвечать за инцидент. Это было в корне неверное утверждение, поскольку на тот момент практика не только московских, но и региональных судов в этой части изменилась, и ответственность работодателя уже не была предметом спора», — комментирует юрист. Также представитель работодателя рассказал, что ранее истица уже обращалась в суд с требованием о возмещении авиакомпанией вреда в связи с гибелью мужа. В 1997 году в рамках этого дела между сторонами спора было утверждено мировое соглашение, согласно которому авиакомпания признала иск на сумму 12 800 дол. США, в том числе моральный вред в размере 2600 дол. США. Кроме того, представитель компании сообщил, что в 2011 году в суде рассматривалось еще одно дело, где ответчиком выступал сам работодатель. Ирина Коновалова участвовала в том споре в качестве третьего лица, и решением суда по этому делу компенсация была взыскана в пользу ее сына. По мнению представителя компании, при наличии вступившего в законную силу решения суда на этот счет, подавая иск повторно по тем же основаниям, истица нарушила положения ч. 2 ст. 209 ГПК РФ и злоупотребила своим правом. Требуемые ею суммы не подлежат выплате несколько раз, поскольку защита нарушенных прав не должна приводить к неосновательному обогащению. «Это было несправедливое утверждение, так как Правила возмещения вреда предусматривали, что получить компенсацию может каждый член семьи, находившийся у погибшего на иждивении. При этом супруга работника до момента обращения в суд так и не получила заявленную компенсацию, поэтому и указала ее в иске», — уверен Дмитрий Саломатов. Что касается размеров выплат, то требования в этой части представитель компании «Арктикуголь» также подверг сомнению. По его мнению, максимум, на что имела право супруга погибшего работника, это выплата по одному правовому акту, который устанавливал большую сумму компенсации. Но поскольку на момент гибели работника иждивенкой она не являлась, то даже эту выплату компания платить не обязана. Ответчик также заявил, что истица якобы не представила достаточных доказательств нахождения на иждивении у мужа. По мнению представителя компании, она не соответствовала этому статусу, поскольку в спорный период кратковременно работала, а в дальнейшем получала пособие по безработице. Работодателя не убедило даже то обстоятельство, что на момент гибели работника его супруга осталась одна с малолетним ребенком на руках. Этот факт был просто проигнорирован.

Районный суд: истица не является иждивенцем

Суд рассмотрел заявленные требования и пришел к выводу, что компания ответственна перед супругой погибшего работника, тем не менее ей следует отказать в заявленных требованиях. «Несмотря на возражения ответчика против иска, утверждения в непричастности к гибели работника, ответственность работодателя судом первой инстанции под сомнение не ставилась. То есть, даже несмотря на то, что разбившийся самолет принадлежал авиакомпании, ответственность за случившееся суд возложил и на компанию», — делится Дмитрий Саломатов. Рассматривая вопрос о количестве выплат, положенных истице, судья пришел к выводу, что порядок компенсации, предусмотренной Законом № 81- ФЗ, на момент трагедии был урегулирован соответствующим отраслевым тарифным соглашением. Предусмотренная в этом соглашении компенсация является просто дублированием норм закона, а не самостоятельной выплатой, как на то ссылалась супруга работника. Таким образом, суд установил, что на момент гибели сотрудника законодательством были предусмотрены две, а не три отдельные выплаты. В то же время суд указал, что согласно положениям отраслевого тарифного соглашения на момент возмещения вреда применяется тот правовой акт, в соответствии с которым сумма выплаты больше. А поскольку отраслевое тарифное соглашение включало в себя все выплаты, предусмотренные и Правилами возмещения вреда, и нормами Закона № 81- ФЗ, и при этом само предусматривало больший размер пособия, то вдове погибшего работника следовало выплачивать суммы, указанные в этом соглашении. Таким образом, предусматривалась однократная выплата пособия на семью и однократная выплата пособия на каждого иждивенца. Также суд принял во внимание, что пособие на ребенка компания уже выплатила до этого, и работница этот факт не оспаривала. «Главным же препятствием в выплате компенсации самой вдове судья посчитала несоответствие статусу иждивенца. По ее мнению, наличие у женщины на момент смерти работника 6-летнего сына — это недостаточное обстоятельство для признания иждивенкой. При этом сложно себе представить, что добросовестная мать может оставить маленького ребенка, не устроенного в детский сад, одного и выйти на работу», — комментирует решение Дмитрий Саломатов.

Из решения суда: «Истец на момент гибели мужа являлась дееспособной и трудоспособной. Ее несовершеннолетний ребенок достиг к тому моменту возраста 6 лет и в постоянном и круглосуточном уходе и внимании, не позволяющем матери осуществлять трудовую деятельность, объективно не нуждался».

Таким образом, судья пришла к выводу, что иждивенство супруги в данном случае не предполагается, соответственно права на какие-либо компенсации она не имеет. Дмитрий Саломатов не согласился с такой позицией и подал апелляционную жалобу, полагая, что в требовании об установлении факта нахождения Ирины на иждивении ее супруга суд отказал неправомерно, поскольку закон не связывает иждивенство с трудоспособностью, дееспособностью и невозможностью осуществлять трудовую деятельность. «При рассмотрении дела мы представили в суд трудовую книжку Ирины, сведения о ее доходах, ответ на запрос ИФНС по месту жительства о том, что она не занималась предпринимательской деятельностью. То есть доказательства, объективно свидетельствующие о том, что в период совместной жизни со своим супругом она не имела собственного самостоятельного дохода, занималась исключительно уходом за ребенком. Обеспечением семьи занимался только ее муж», — продолжает юрист.

Апелляция: факт иждивения подтверждается материалами дела

Апелляционная инстанция лишь частично согласилась с выводами районного судьи (апелляционное определение Московского городского суда от 04.12.2014по делу № 33- 38780). Коллегия указала, что при вынесении решения следовало руководствоваться ст. 26 Правил возмещения работодателями вреда, согласно которой право на возмещение в связи со смертью кормильца имеют иждивенцы погибшего, к числу которых отнесен супруг, при условии, что он не работает и занят уходом за детьми умершего, не достигшими 14 лет. Решая вопрос о том, находилась ли истица на иждивении, коллегия руководствовалась позицией Конституционного суда РФ, изложенной в определении от 30.09.2010 № 1260-О-О. Согласно этому судебному акту факт нахождения на иждивении либо получения существенной помощи от умершего супруга может быть установлен путем определения соотношения между объемом помощи, оказываемой погибшим супругом, и собственными доходами иждивенца. Такая помощь может быть признана постоянным и основным источником его средств к существованию. «Проанализировав еще раз представленные нами документы, коллегия судей отметила, что в данном случае этот факт бесспорно подтверждается копией трудовой книжки с записью об увольнении с работы, справкой центра занятости о получении пособия по безработице и другими документами. В результате коллегия указала на неправомерность вывода районного суда. Относительно количества положенных выплат судьи сошлись во мнении, что поскольку работодатель не представил доказательств того, что выплатил единовременное пособие, предусмотренное Законом № 81- ФЗ, то решение в этой части должно быть отменено», — подытожил юрист.

Опубликовано в журнале Трудовые споры № 6 за май 2015 г.

Читайте также



Подписка на статьи

Чтобы не пропустить ни одной важной или интересной статьи, подпишитесь на рассылку. Это бесплатно.

Самое выгодное предложение

Самое выгодное предложение

Воспользуйтесь самым выгодным предложением на подписку и станьте читателем уже сейчас

Живое общение с редакцией


Опрос

Когда ваша компания составляет график отпусков?

  • за 2 недели до окончания года 40.63%
  • постфактум, когда работники реально идут в отпуск 12.5%
  • когда дойдут руки 9.38%
  • графика нет, проверок не боимся 0%
  • мы молодцы — уже составили! 37.5%
результаты

Рассылка



© Актион кадры и право, Медиагруппа Актион, 2008–2016

Журнал «Трудовые споры» –
практика разрешения трудовых конфликтов
Использование материалов сайта возможно только с письменного разрешения редакции журнала «Трудовые споры»


  • Мы в соцсетях

Входите! Открыто!
Все материалы сайта доступны зарегистрированным пользователям. Регистрация займет 1 минуту.

У меня есть пароль
напомнить
Пароль отправлен на почту
Ввести
Я тут впервые
И получить доступ на сайт
Займет минуту!
Введите эл. почту или логин
Неверный логин или пароль
Неверный пароль
Введите пароль